В Украине всё большей популярности приобретает институт репутации. Работодатели, при приёме граждан на работу, изучают их социальные сети для того, чтобы ознакомиться с мнением других о кандидате. Оценочные суждения, как объясняет специалистка в области социологии Оксана Зубарева, присутствовали в обществе всегда, но сейчас они приобрели новые формы, передаёт Информ-UA.

Институт репутации в последние годы является трендом дискуссий, говорит Оксана Зубарева. Но данное понятие не новое, просто сейчас, в связи с трендами, которые связаны с цифровизацией общества, это приобрело немного иную форму.

кэнселлинг

Институт репутации – это фундаментальный инструмент общественного строя, сущность которого в том, что это такая себе кристаллизация оценочных суждений и взглядов целевой аудитории по отношению к определённому лицу, компании, бренду. И вот как раз оценочные суждения не новые. Наверное, сколько существует общество, столько и оценочные суждения. Но в последние десятилетия интенсивно заговорили о репутации. Недавно проведённые исследования указали на то, что более 70% компаний перед тем, как принимать на работу соискателя, просматривают информацию о нём в социальных сетях, делая соответствующие выводы. Таким образом соцсети конструируют образ человека, создают его репутацию,

– говорит Оксана Зубарева.

Репутация – это некий культурный капитал, который легко конвертируется в иные виды капитала, объясняет специалистка:

Репутация может стать социальным и материальным капиталом. Поэтому институт репутации – фундаментальная основа существования общества, инструмент общественного строя, совокупность оценочных суждений, которые не являются новыми для общества, но изменяется некий фокус анализа репутации с точки зрения новых трендов общественного развития, новой социальности.

В контексте института репутации многие начали говорить о кэнселлинге – культуре отмены – способе привлечь внимание общественности к правовым, социальным, этическим нарушениям со стороны публичного человека. В основном это происходит путём публичного осуждения в социальных сетях, говорит Зубарева:

Кэнселлинг представляет собой формат общественного осуждения определённого поведения, которое квалифицируется как антиморальное. Оно не осуждается на законодательном уровне, но возмущает граждан с точки зрения существующих форм моральных императивов. В данном случае вопрос состоит в том, насколько новым является этот формат. Как социолог могу сказать, что нет, он укоренился с начала существования общества. Сам кэнселлинг апеллирует к идее морали, как инструмент социального контроля.

В современном обществе кэнселлинг приобрёл новые черты.

Формат публичного осуждения целевой аудитории при определённых поступках людей существовал даже во времена античности. В современном обществе о культуре отмены начали говорить с 50-60 годов 20-го века. Это было немного в другом контексте: в Америке проходили массовые бойкоты по поводу проезда в общественном транспорте, когда полицейские демонстративно наказали за то, что не было уступлено место белокожему мужчине. Немного эта ситуация видоизменилась в последние годы. Сейчас мощным инструментом социального контроля и морализаторской идеологией наделены средства, которые связаны с медийной реальностью – социальные сети. Они породили новое явление – использование специфических инструментов медийных платформ, с целью создания каких-то дисфункциональных уровней коммуникации. Появились новые неологизмы, которые описывают формат коммуникации в социальных сетях и порождают кэнселлинг: хейт, троллинг, шейминг. Они характеризуют кэнселлинг на уровне медийной реальности, проявлении новых форм морального суждения,

– говорит Оксана Зубарева.

Такое явление, как кэнселлинг, присутствует в обществе всех стран, говорит специалистка:

Объектом кэнселлинга, как правило, являются публичные персоны. В прошлом году было коллективное обращение от художников, журналистов, лидеров мнений, публичных персон, которые призывали к тому, что кэнселлинг является элементом нелиберальной демократии. Человек не может высказаться, в полной мере использовать свободу своей мысли. Подписантами этого открытого письма являлись те, кто испытывал на себе влияние кэнселлинга.

Однозначно сказать, плохо это или хорошо – нельзя, считает Зубарева:

Это тенденция. Это особенность развития современного общества. Социологи не могут обозначать, хорошо это или плохо. Мы говорим о том, что общество таким образом регулирует определённые прецеденты, которые не вписываются в моральные императивы этого общества. Социологически теория появления культуры отмены описывает это тем, что общество склонно к навешиванию ярлыков и разделению поведения на категории нормального и ненормального, хорошего и плохого, доброго и злого. Это специфика функционирования общества, социального порядка. Поэтому нельзя однозначно говорить, что кэнселлинг – это хорошая или плохая тенденция. Это общественный тренд, который не является чем-то новым, но приобретает ключевые, новые характеристики в условиях информатизации и сетивизации нашего общества.

В связи с развитием социальных сетей, от культуры отмены страдают не только публичные лица, но и рядовые граждане.

Самая большая опасность в том, что человек, втягиваясь в контекст каких-то публичных, коллективных заявлений, по факту, теряет элемент личной ответственности. К примеру, кто-то присоединяется к хейту определённого человека, но при этом он обезличен, создаёт неопознанный аккаунт, действует в толпе, так сказать. Вот это элемент, который может негативно сказываться на субъектности самого индивида. Вместе с тем, когда мы говорим о хейте, троллинге определённых лиц, то мы затрагиваем категорию репутации. А это уже элемент, который конвертируется в другие формы капитала. То есть, неоднократно люди, утрачивая репутацию, страдают не только в культурном плане, но и материальном. Это касается как публичных лиц, так и рядовых граждан, которые высказываются по поводу достаточно тонких, с точки зрения существующих моральных устоев, вещей. Современное общество выстраивается на основе новой толерантности. То есть, человека учат быть терпимым к различным видам явлений, которые ранее чётко разделялись на позиции хорошее и плохое. Современное общество стирает вот эти разграничения. И тот, кто высказывается о вещах, которые находятся на вот этой тонкой грани – тоже страдают от хейта,

– говорит Зубарева.

Зачастую жертвы кэнселлинга публично извиняются за свои высказывания, которые привели к осуждениям. Но однозначно сказать, как лучше действовать в таких ситуациях – нельзя, считает специалистка:

Всё зависит от обстоятельств, которые связаны с институтом репутации. Наверное, здесь не существует универсального совета, как действовать. При навешивании стигмы и ярлыка на человека, существует два этапа стигматизации: первичная – когда повешен ярлык, вторичная – когда человек этот ярлык усваивает. Как элемент негативного кэнселлинга – бывали случаи самоубийства среди людей, которые стали объектом культуры отмены. Оказавшись в подобной ситуации, человек должен выработать для себя определённую стратегию поведения, для того, чтобы это не имело для него деструктивных последствий. Очень часто происходят прецеденты, что человек, руководствуясь стадным инстинктом, боясь нанести вред своей репутации, начинает публично извиняться за нанесённые дискриминационные речи. Но бывает и так, что объекты кэнселлинга уходят от общества, оставшись верными своей собственной позиции.

Гражданам специалистка советует всегда подходить к оценке комплексно:

С одной стороны, очень многие компании обращают внимание на репутацию потенциальных работников. 85% покупателей перед тем, как приобрести товар какого-то бренда, просматривает информацию о нём. Важно учитывать и репутационное звено, потому что репутация конвертируемая. Но при этом также необходимо учитывать и качества человека, уровень его профессионализма, коммуникативных способностей и т.д. Общество предлагает новую реальность, которая невозможна без учёта репутационных моментов, связанных с позиционированием человека. Это актуальный тренд современного общества, мы должны его учитывать.

]]>