Осенью 2013 года по всей Украине проходили массовые протесты. Всё началось с отказа тогдашней власти подписать Соглашение про ассоциацию между нашей страной и Европейским Союзом. При помощи силовиков протесты пытались придушить, но это ещё больше сплотило граждан Украины. Это привело к тому, что Евромайдан перерос в революционное восстание против тогдашней власти во главе с Виктором Януковичем. Его режим был повергнут ценною сотни жизней, передаёт Информ-UA.

Наталя Гейман – одна из участниц Революции достоинства. Она была на киевском Майдане с первых дней.

Майдан

Я ехала в Киеве в метро, прочитала сообщение о сборе на Майдане. Я вышла из метро посмотреть, что происходит, потому что я на какое-то время выпала из информационного пространства. Тогда под зонтами на площади стояло человек пятнадцать. Я присоединилась к ним. Первые мои мысли были о том, что, на самом деле, ничего из этого не получится, было какое-то скептическое настроение. Я думала, что сейчас постоим и разойдёмся, но уже 30-го ноября, когда побили студентов – это для меня лично стало точкой невозврата. Стало ясно, что вот эти первые небольшие сборы стали катализатором большой волны, но о том, что будет такая кровавая зима, я даже не подозревала,

– вспоминает Наталя Гейман.

На акции протеста люди выходила и в родном городе Натальи, Днепре:

Я помню столкновение 25-го ноября на Европейской площади. Я как раз шла на Майдан. Тогда «Беркут» разгонял людей, били их. Это такие жуткие ощущения, когда ты идёшь по родному городу, ничего плохого при этом не делаешь, а тебя просто берут и уничтожают. Но люди не давали себя обижать, стояли друг за друга.

На днепровском Майдане был и Виктор Романенко. Рассказывает, людей пытались разогнать силой:

Людей побили, палатки разгромили, аппаратуру сломали. Человек тридцать спортивного телосложения громили палатки, я кинулся туда забрать ноутбук, фотоаппарат, и защитить от них женщин старшего возраста. Досталось тогда нескольким, скорая помощь быстренько нас забрала. Я помню тогдашних руководителей правоохранительных органов, перед нападением я им всем звонил – никто не отвечал. У меня был только один вопрос: а куда пошла тогдашняя милиция? К нам подбегает с угрозами толпа парней спортивного телосложения, а правоохранители просто сели в автомобили и уехали. Есть видео, мы опознали всех нападавших, но почему до сих пор никто не наказан за это избиение? Никто не хочет открывать ящик Пандоры.

По мнению Виктора, эти события сплотили людей:

Когда мы на следующий день с заклеенными лейкопластырями лицами пришли на Майдан, то нас там уже была тысяча, когда ранее собиралась сотня. Днепр нам показал, что он с нами, что люди за европейское направление.

Участница Майдана Наталья Гейман считает, что всё было не зря, что это – победа нашего народа, какой бы болезненной она не была:

Если хотя бы один человек помнит, живёт идеалами Майдана, принципами и правилами, согласно которым боролись люди, то всё было не зря. Если хотя бы один живёт по чести и совести. Человеку, у которого есть свои собственные принципы, который никогда не «гнётся» под кого-то другого, всегда легче дышать. Когда ты говоришь и делаешь так, как ты чувствуешь. Но дышать стало тяжелее, потому что дышится за Небесную сотню и за тех, кто сейчас гибнет на Донбассе. Хотелось бы не потерять это достоинство и свободу, которые так сложно нам даются. Мы вышли на Майдан за сегодня, за будущее, за правду и достоинство! За то, чтобы называться гражданином независимой страны Украины!

]]>